Авторская песня

Во все времена, во всем мире, все народности великой планеты сочиняли песни. Песня – фольклорное или народное творчество – всегда была рядом с людьми: и в радости, и в горе. Люди шли на войну с песней, приветствовали рождение новой семьи песней, проводили досуг с песней…

Каждому историческому периоду характерна своя песня. Она не только передавала жизнь людей, традиции и мораль, но и выражала мысли и мнения народа. В 60-х годах XX века в России появилась новая, характерная для этого периода Песня.

Авторская песня или просто стихотворение – это, прежде всего, отражение душевной боли поэта.

Авторская песня глубоко укоренена в поэтической традиции. Жанр любой песни, как известно, требует простоты. Но это вовсе не простота убожества или глупости (хотя и таких примеров множество, в особенности на эстраде). Духу Авторской песни как нельзя более соответствует прекрасная ясность классического стиха. Такая песня для нынешних городских детей - это обычно нечто весьма и весьма далекое. Авторская песня - это своеобразный источник исторических событий. Например, авторская песня бардов первой волны (Ю.Ким, Б.Окуджава и др.) является зеркалом 60-х годов XX века.

Клубы самодеятельной песни

как движущая сила развития движения авторской песни

Общественное сознание постоянно движется, что-то утверждает, что-то отрицает, переживает свои кризисы и периоды застоев. Его динамика - в его дифференциации. В нём есть важные «представительные» структуры и подсистемы, претендующие на истинность, на то, что они отражают мнение общества, защищают его интересы. Там есть свои неформальные образования, что нам представляется менее устойчивым и серьезным, и относительно подвижные и смелые в выдвижении инновационных идей и позиций. Есть и реформаторы и консерваторы. «Представительные» подсистемы обычно черпают свою силу извне, от поддержки сильных социальных образований: материально, организационно и прочими способами. Сильные социальные структуры – это, прежде всего, структуры государственные, обладающие властью, а потому эти подсистемы общественного сознания, опирающиеся на вышеуказанные силы, часто называют официальным общественным сознанием. Прочие же структуры – неофициальные, но, естественно, не значит, что неформальные. Разумеется, силы, пропагандирующие официальное общественное сознание, стремятся сократить, подавить, свести на нет всё, противоречащее ему. В полной мере это никогда не удаётся. Неофициальное сознание может существовать нелегально, в неформальных социальных образованиях либо даже в подсознании (как во времена Сталина), продолжая вырабатывать свои идеи и поддерживать их. Но в этой позиции оно бывает лишено обратной связи с большим общественным сознанием. Идеи его не расходятся широко, не обсуждаются, а потому и процесс их развития замедляется, много сил уходит на конспирацию. Это - тяжёлые периоды в жизни общества.


Общество в первые годы после XX съезда представляло собой нечто, невиданное ранее. Люди говорили о политике, об идеологии, о морали везде. Это было время, когда общественное сознание, долгие годы находившееся в состоянии искусственно поддерживаемой летаргии, вдруг очнулось, получило информацию, ужаснулось тому, что происходило, и пришло в состояние сильного возбуждения. Оно задавалось вопросами о прошлом, настоящем и будущем нашего общества, которые все, собственно, сводились к двум основным вопросам: как было возможно предыдущее существование, и что нужно делать обществу сейчас и на уровне каждого отдельного человека, чтобы прошлое не повторилось. Общественное сознание того времени при всей своей активности и возбуждённости было страшно разрозненным. Еще сильны были в обществе пережитки прошлого. Даже сейчас, после более чем десятка лет свободы, в нашей стране находятся люди, искренне считающие коммунистический гнет лучшей формой развития общества. Что же говорить о том времени. И вот в этот-то период и возникла впервые авторская песня. (Конечно, появилась не только авторская песня, появился «Один день Ивана Денисовича», «Самиздат», «Хроника» и многое другое). Эти были песни несанкционированные, не прошедшие цензуры, рассмотрения, утверждения. Официальные структуры пришли в движение, но магнитофон системы «Яуза» оказался «сильнее». В сотнях, тысячах, а потом и десятках тысяч плёнок бардовская песня расходилась по всей стране, достигая самых отдалённых районов. Хотя это было не так уж безопасно. Правда, в тюрьму за это не сажали, но могли быть крупные неприятности у человека, иногда и до потери работы. Но тем не менее переписывали, хранили и слушали.


«Постулат, который, по Канту, лежит в основании морали: к человеку нельзя, никогда нельзя, относиться как к средству для достижения каких бы то ни было целей, только - как к цели самой по себе. Сказать, что здесь было сделано какое-то открытие непознанного, конечно, нельзя. Это и для Канта уже не было чем-то новым: он дал такую философскую формулировку древней как мир системе моральных заповедей» [14, 87]. Эффективность воздействия бардовской песни на общество в сильной степени было обусловлено именно возникновением этой социальной структуры - КСП. Ведь «…общественное движение - это не просто, как говорил М. Вебер, «массовидная реакция», т. е. одинаковая реакция многих людей, сформированная общими условиями жизни, представлениями и т. д. Каждый реагирует сам по себе, но поскольку условия одинаковые, люди реагируют одинаково и получается «массовидная реакция». Здесь мы имеем ситуацию, когда и условия разные и представления весьма разнообразны, а частично и вовсе не сформировались» [14, 92].Реакция не возникает стихийно, но формируется именно подструктурой общественного сознания, в какой-то степени и целенаправленно. «Всё это взаимодействует внутри себя, общается, обменивается мыслями и эмоциями» [14, 93].


Клуб - это весьма своеобразная социальная структура. По своим признакам она способна варьироваться в огромных пределах: от узкого замкнутого круга людей вплоть до КСП с его миллионным членством, совершенно открытыми границами и колоссальной аудиторией, находящейся за их пределами и не только. Главное своеобразие и огромное значение КСП заключается не в его структурных особенностях, а в тех приоритетных функциях, которые он осуществляет в обществе. При тоталитарном строе клуб был в основном интегрирующим началом, объединял людей в своеобразном андеграунде, создавал ауру культурной сплоченности, общности; вместе с тем он выполнял и выполняет сейчас функцию индивидуализации, творческого саморазвития личности. Еще одна из важнейших функций клуба - это создание архивов АМСТ. И еще одна из основных - организация проведения концертов и фестивалей авторской песни. Свою объединяющую функцию на настоящий момент, как основную, КСП выполнил. Несомненно, клубы и сейчас объединяют людей, но вокруг других приоритетов, и былой сплоченности уже нет, да это и не надо, ведь общество в основной своей массе потеряло врага в лице государства. Клуб свои функции выполняет постоянно. Естественно, что в разном объеме, в зависимости от своей величины, диапазона интересов, их содержания и значения, их соотношения с данной социальной и культурной ситуацией и с прочими, менее важными, условиями и обстоятельствами.


Возникновение КСП обусловливается «хрущевской оттепелью», позволившей человеку существовать в какой-то мере автономно от государства, давшей некоторые свободы, общение без страха попасть в концлагеря коммунистического режима. «Оттепель» дала возможность, правда, ограниченную, путешествовать по стране, общаться с новыми людьми, обсуждать жизненные вопросы.


Можно поставить вопрос: что нового внёс КСП в культуру, искусство и т. д.? КСП в советский период был подсистемой общественного сознания, его неформальной сферой, сыгравшей большую роль в преобразовании всего общественного сознания в целом. А все его другие функции выполнялись как «побочные» по отношению к ней. КСП прежде всего - идея и позиция, ценностная и моральная. И только затем искусство и человеческие отношения. Тип человеческих отношений, которые в нём культивировались и которые вытекали непосредственно из его генеральной позиции, - суперценности человеческой личности. В них было трепетное уважение к человеку, они были как бы освещены и окрашены высокими ценностями, которые защищал и отстаивал КСП как целое, как подсистема общественного сознания.
Опасность возвращения тоталитаризма в наше время существенно уменьшилась. Пафос утверждения именно этого круга ценностей остыл. Идея ушла. Осталась организационная форма, стиль песнетворчества и часть тех отношений, которые сложились в прошлом, продолжают существовать. В КСП может и должна возникнуть новая большая идея, которая даст толчок работе над глобальной позицией - ценностной и личностной. И это духовно должно обновить КСП, который внешне останется тем, чем является теперь и чем был в прошлом. И многие новые идеи получают отражение в песнях современных авторов. Но глобальной, ценностно обоснованной позиции современного человека по отношению к современному миру, которая объединила бы всё и всё пронизала, - такой позиции в них пока ещё нет. А иногда проявляется в некоторых других сферах. Например, в солдатских песнях. У воинов более критическая жизненная ситуация, без решения которой невозможно жить дальше. В самом деле, это люди, которые выполняли и выполняют свой долг, проявляли мужество, верность своим друзьям и своей стране, честность и т. д. Они не знают, как им быть дальше, как им себя ощущать. Замутились и спутались моральные представления. В их песнях, как в первые годы творчества бардов (те же гитары, те же наспех сделанные, неотработанные тексты, простое сопровождение), среди воспоминаний, событий и обращений к погибшим вдруг начинает звучать вопрос: неужели мужество и верность не имеют ценности сами по себе?


Так что подсистемы общественного сознания, неформальные и неофициальные, продолжают возникать и функционировать.


КСП может пойти по линии профессионализации. Этот путь не даст базы для работы КСП в качестве подсистемы общественного сознания. Это по преимуществу не работа с идеями, а работа с текстами и музыкой, т.е. с формой идей. Такая тенденция в нём уже сейчас достаточно выражена. Тогда ему лучше всего превращаться в клуб в полном смысле этого слова: достаточно элитарный, может быть, в определённой степени замкнутый. Массовость в этом случае придётся сильно уменьшить, так как массовость и профессионализация - это две переменные, ограничивающие друг друга. Массовость и теперь уже, по-видимому, мешает в полную силу развернуться тенденции к профессионализации. Во всяком случае, следует массовость и профессионализацию осознавать как разные тенденции, требующие для своего развития разных, иногда противоречащих друг другу форм. Впрочем, может быть и некоторый компромиссный путь: создание двух разных форм - для работы по линии профессионального творчества и для массовых встреч. Ту и другую затем нужно продуманно соотнести друг с другом. Тогда возникнет новая форма организации, может быть, не менее уникальная, чем прошлый и современный КСП.


В середине 70-х гг. НИИ культуры проводил опрос на одном из слётов КСП. Требование от песни искренности и непосредственности вышло на одно из первых мест в общей системе требований. Профессионализация же, работа с формой (осознанная работа, применение определённых методов и т. д.) - всё это должно сильно ограничивать возможности проявления непосредственности и раскованности, а, следовательно, в определённой мере блокировать и совместную работу над идеями (совместно работать можно только над «полусырым», незавершенным материалом).


Возможен такой вариант: оба клуба (массовый и профессиональный) сформируются и начнут существовать параллельно. Они будут разные и работать смогут только отдельно, поскольку в основании их должны лежать иные принципы: и организационные, и даже в определённой степени мировоззренческие; у них будут складываться разные типы отношений между людьми и разные критерии оценки.


Изменения, происходящие в обществе за последнее десятилетие, затронули в той или иной мере практически каждого жителя России, не обошли они стороной и авторов-исполнителей. «Хрущевская оттепель» пятидесятых (Ю. Ким, Б. Окуджава, А. Галич, М. Анчаров, Ю. Визбор), гонения (А. Галич выслан, В. Высоцкий на полуподпольных записях), и кухонные полуконспиративные концерты семидесятых (1968 году первый и последний фестиваль тех лет в Новосибирском Академгородке). Восьмидесятые годы - самое плодотворное время для АМСТ в России (Никитины, Егоров, Мирзоян, Берковский, Городницкий, Митяев и т. д.), клубы самодеятельной авторской песни возникали повсеместно в вузах и НИИ, областных центрах и небольших поселках. Появилась традиция проведения фестивалей.


Проанализируем для примера КСП Иркутской области. 1976 год - год отсчета Иркутского КСП - первый концерт клуба «Туристской песни» при городском клубе туристов. С этого года и появились в Иркутске первые фестивали авторской песни. На конец восьмидесятых годов приходится рассвет фестивального движения в Иркутской области: Иркутский городской, Шелеховский городской, Ангарский гордской, Саянский городской, Братский городской, Усть-Илимский городской, Чунский и другие фестивали (как правило, финансирование оргкомитетов, проводящих фестиваль, осуществлялось ВЛКСМ, управлениями культуры, комитетами по делам молодежи). Финансирование областного фестиваля авторской песни осуществляло ВЛКСМ, управление культуры Облисполкома, Облсофпрофа. Приглашение гостей оплачивали по представлению оргкомитета, лауреаты фестивалей награждались поездками для участия в республиканских и всесоюзных фестивалях. По линии управления культуры и комитетов по делам молодежи финансировались поездки делегаций клубов по приглашениям для участия в фестивалях других регионов. С начала 90-х годов АМСТ в Иркутской области осталась наедине со своими проблемами, прекратилось финансирование городских фестивалей, областной фестиваль проводился на средства, добытые оргкомитетом иногда за два-три дня до начала фестиваля. Наиболее активные участники организации и проведения Иркутских фестивалей в последние годы: бард группа «Моветон» из Ангарска, ангарчане - С. Зиннер, В. Поплавский и др., иркутская творческая студия «Полнолуние» - А. Ощепков и О.Медведев и др., КСП Иркутска В. Новикову, А. Петрашу, Е. Куменко, С. Ущаповскому, И.Малахову, Т.Мелешко.


Клуб города Саянска успешно проводил практически самостоятельно фестивали «Апрельские струны», «Визборовская осень». Сейчас, когда общество изменилось, сместились понятия о красоте и духовности необходимо объединить усилия некоммерческих творческих объединений и управлений культуры и комитетов по делам молодежи региона в деле решения конкретных проблем. Это взаимодействие в области культурного и духовного воспитания молодежи и подростков региона.


С этим связано создание Прибайкальского творческого молодежного общественного фонда «Байкальские струны», учредителями которого стали представители клубов и творческих коллективов области. Фондом планируется: возрождение традиций проведения фестивалей - конкурсов в учебных заведениях региона, организация школ-студий творческого развития для подростков и юношества, проведение совместных мероприятий с управлением культуры и комитетом по делам молодежи, проводимых в рамках областной (городской) культурной программы, популяризация жанра АМСТ, как самобытного пласта современной культуры, имеющего свою историю и традиции, организация и проведение городских, областных фестивалей авторской песни.