Песня в художественной литературе

Огромная сила воздействия революционных песен нашла свое отражение в выдающихся произведениях советской художественной литературы («Чапаев» Д. Фурманова, «Как закалялась сталь» Н. Островского, «Разгром» А. Фадеева и другие), правдиво запечатлевших подвиги советского народа в годы гражданской войны.

Приведем строки, посвященные песне, из книги «Чапаев» Д. Фурманова. На фронт в чапаевскую дивизию едет Иваново-Вознесенский полк.

«По теплушкам книжная читка гудит, непокорная скрипит учеба, мечутся споры галочьей стаей, а то вдруг песня рванет по морозной чистоте—легкая, звонкая, красноперая:
Мы кузнецы — и дух наш молод,
Куем мы счастия ключи.
Вздымайся выше, наш тяжкий молот,
В стальную грудь сильней стучи, стучи, стучи!!!

И на черепашьем скрипучем ходу вагонном, перемежая и побеждая ржавые песни колес, несутся над равнинами песни борьбы, победным гулом кроют пространства. Как они пели — как пели, ткачи! Не прошли даром и для песни подпольные годы! То-то на фронте потом, в дивизии, не знал никто другого полка, как Иваново-Вознесенский, где так бы хранили песни борьбы и так бы их пели,— с такой простотой, с беспредельной любовью, с жарким чувством. Те песни гордостью и восторгом воспламеняли полки. Ах, песня, песня, что можешь ты сделать с сердцем человека!»

Привлекательны овеянные романтикой страницы той же книги, которые рассказывают о любви Чапаева к песне. Это делает образ легендарного героя еще более близким и человечным.

«Запевал сам Чапаев. Голос у Чапаева металлический, дребезжащий и сразу как будто неприятный. Но потом, как прислушаться, привлекали искренняя задушевность и увлечение, с которым пел он любимые песни. [...] Без песни всегда был мрачен Чапаев, и не мог он, не тоскуя, прожить дня. Что ему страшная обстановочка, что ему измученность походная, или дрожь после боя, или сонная дрема после труда,— непременно выкроит хоть десяток минут, а попоет. Другого такого любителя песен искать не сыскать: ему песни были как хлеб, как вода. И ребята его, по дружной привычке, за компанию неугомонную — не отставали от Чапая».

Песня гражданской войны была верным другом и боевым спутником революционного народа, с оружием в руках сражавшегося за власть Советов.

Таким образом, первые годы после Великой Октябрьской революции преобразили музыкальную жизнь страны, сделали искусство достоянием трудящихся. На передний план выдвинулось все то, что было связано с музыкальным бытом народных масс (широкая музыкально-просветительская работа, революционные песни, самодеятельность). Все наиболее ценное, что тогда создавалось композиторами в монументальных жанрах, зазвучало позднее, получило отклик у слушателей в последующие годы мирного строительства.

Вопрос о путях нового революционного искусства возникал уже в самые первые годы Октябрьской революции. Но во всю ширь эти проблемы, жгучие споры и дискуссии, творческие искания смогли развернуться лишь после окончания гражданской войны, то есть в 20-е годы.